Герб
Администрация сельского поселения
Асяновский cельсовет
муниципального района Дюртюлинский район Республики Башкортостан
Контакты
Прочие контакты
Фактический адрес
452315, Республика Башкортостан, Дюртюлинский район, с. Асяново, ул. Н. Юнусова, д.22
Юридический адрес
452315, Республика Башкортостан, Дюртюлинский район, с. Асяново, ул. Н. Юнусова, д.22

Дюртюлинская межрайонная прокуратура информирует

Суды получили специальное разъяснение: хронические кляузники должны платить за обиды, которые причинили честным людям.

Жертва наветов может подать иск о защите чести и достоинства и взыскать компенсацию с тех, кто поливает ее грязью в письмах к начальникам. Поэтому любителям сводить счеты с ближним с помощью пера и бумаги стоит подумать о смене привычек.

Сегодня закон запрещает преследование граждан за обращения к официальным инстанциям. Само по себе это правильно. Иначе есть риск, что в первую очередь под расправу попадут те, кто пишет неприятную правду.

Однако долгое время считалось, что эта норма не позволяет также взыскивать в рамках гражданских исков компенсации за урон репутации, который наносят наветы. Ведь формально навет – это тоже обращение в официальные инстанции.

Сейчас Верховный суд России в своем обзоре судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации сделал специальное разъяснение: при рассмотрении подобных исков судам необходимо выяснять, действовал ли ответчик-жалобщик добросовестно или официальное обращение было обусловлено намерением причинить вред другому лицу.

Проще говоря, речь о случаях, когда кляуза используется как кинжал в спину. В своем обзоре ВС РФ привел в пример дело некой гражданки М., которая забросала инстанции письмами, требуя лишить свою знакомую А. статуса ветерана Великой Отечественной войны. Как заявляла М., в период немецко-фашистской оккупации отец А. служил полицаем и был расстрелян партизанами. Далее жалобщица утверждала, якобы А., чтобы скрыть связь своего отца с немцами, устроилась в феврале 1945 года работать в военно-санитарном поезде, отправленном на фронт.

Что случилось между женщинами, в материалах суда не сказано. Да только история про “отца-полицая”, судя по всему, была средством, чтобы навредить знакомой. С такими заявлениями М. неоднократно обращалась в военкомат и собес. Никаких других подтверждений словам жалобщицы власти не нашли. Каждый раз женщине давали, как говорится в обзоре судебной практики, “обоснованные ответы о статусе истца, подтвержденные ссылками на архивные документы”.В конце концов жалобщица написала в совет ветеранов, чтобы там А. как “дочь полицая” не признавали за свою. В этот раз терпение у знакомой лопнуло и она уже сама подала в суд на М. Люди в мантиях сочли поведение М. злоупотреблением правом и удовлетворили иск о защите чести и достоинства.

– Этот занимательный пример показывает, что злоупотребление правом возможно и при обращении в общественные организации и государственные органы лиц, – говорит юрист Вячеслав Голенев.

По его словам, недобрые намерения жалобщиков будут считаться доказанными, когда лицо прежде неоднократно обращалось в государственные инстанции и общественные организации, получало отрицательные ответы, но все равно продолжает писать вновь и вновь об одном и том же. За одну жалобу, даже за две-три к суду не привлекут.

“Каждый гражданин имеет право свободно и добровольно обращаться в государственные органы, органы местного самоуправления и к должностным лицам в целях защиты своих прав и законных интересов либо прав и законных интересов других лиц, – пояснил ВС. – То обстоятельство, что изложенные в обращении сведения могут не найти своего подтверждения, не является основанием для привлечения заявителя к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 ГК РФ, если соответствующее обращение обусловлено его попыткой реализовать свои конституционные права”. Так что жаловаться можно. Просто есть грань, после которой обычное письмо превращается в кляузу или навет. Кстати, многие граждане, да и юристы тоже путают клевету обычную и клевету уголовную. В Уголовном кодексе есть статья “Клевета”, но она применима лишь в том случае, когда человек заведомо знал, что пишет неправду. Доказать это обычно трудно. Но именно “знал или не знал” в уголовном деле является принципиальным вопросом. В рамках гражданского процесса по защите чести и достоинства не так важно, верил или нет своим словам человек. Если он в газете, Интернете или где-то еще написал вольно или невольно ложь, порочащую другого, то должен отвечать.